«Неизвестность» Алексея Слапаковского. Роман века 1917-2017

Не дай вам бог жить в эпоху перемен!
Конфуций

Мне попадается много книг, впечатления от которых хочется записать, книг, которые я готова советовать к прочтению своим друзьям. Так что пора в дополнение к разделу «Что посмотреть» открывать в Blogtori раздел «Что почитать».

Первый пост рубрики – о романе «Неизвестность» от финалиста премий «Большая книга» и «Русский букер» Алексея Слапаковского. Издательство «АСТ» выпустило произведение о вековой истории одного рода в 2017 году, к 100-летию революции. Я кратко опишу часть содержания, остановившись на моментах, которые мне особенно запомнились, чтобы вам тоже захотелось прочесть этот роман.

Форма и содержание

По ходу прочтения постоянно представляешь себя на месте героев и тут же вздрагиваешь от мысли, что с тобой могло такое произойти. Книга оставляет послевкусие – несколько дней не можешь выбросить её из головы.

Отмечу форму изложения: автор проявляет себя лишь в многочисленных примечаниях. Повествование же ведётся от лица кого-то из Смирновых (дневники, письма), либо через документы и расшифровку аудио-файлов. Автор мастерски пишет как от имени едва грамотного крестьянина, так и от лица парня с отклонением в умственном развитии. Получилось очень правдиво.

Просто о сложном

Из всей книги меня больше всего зацепила судьба первого героя (всего их 6). Николай Смирнов вернулся с Первой мировой войны без руки, приехал в родное село Смирново. Как один из немногих грамотных устроился счетоводом к помещице, женился и собирался начать мирную крестьянскую жизнь. Но его ждали революция, Гражданская война, коллективизация, голод в Поволжье, лагерь – столько, что хватило бы на несколько поколений.

В своей тетради Николай описывает страшные вещи наивным языком. Читаешь этот дневник и поражаешься – какие-то 100 лет назад (что в масштабах истории — мгновение) человеческая жизнь ничего не стоила. Причём люди не ценили не только чужие жизни, но и свои. Герой вписывает в тетрадь даты смерти членов своей семьи, а затем и свою, думая, что умрёт от голода.

О смерти двухлетнего сына Николай тоже пишет без драматизма: съел что-то, заболел живот, а через три дня умер. У меня же недавно была настоящая паника, когда Борис разодрал до крови большой палец ноги (поиграл на даче в футбол, не надев бутсы). Интересно, как бы я к этому отнеслась, если бы жила 100 лет назад?

При этом Николай вовсе не бессердечный, не чёрствый. Скорее, он закален. Когда по ходу повествования узнаёшь, что герою всего 25, поражаешься – он кажется гораздо старше! Нынешние 25-летние по сравнению с Николаем – дети.

Мужик — на вес золота

Однорукий мужчина живёт одновременно с двумя женщинами – женой и девушкой, которую забрал из дома убитых при нём родителей. Обе рожают ему детей. Всё семейство, включая мать Николая, живёт в одной комнате. Николай ночует то с женой, то с любовницей. И жена это терпит, потому что без мужчины не прожить. (На место жены я себя тоже ставила – я бы такое точно не вынесла).

Та же мысль о сверхценности мужчины вновь звучит в книге, когда описываются голодные годы. Мать Николая тайком, не дома, пекла для него лепёшки из травы. Кормила сына так, чтобы не видели внуки. Логика такая: если дети умрут – жалко, но не страшно, а если умрёт глава семьи – погибнут все.

Путаница

В дневнике Николая много фактов, указывающих на то, какой хаос царил в головах простых, далёких от политики людей. Они были не за белых и не за красных – они подстраивались под обстоятельства.

Сам Николай изначально вступил в партию эсеров. Когда спустя годы коммунисты спросили его о принадлежности к партии, он ответил утвердительно, без уточнений. И ему выдали партбилет, где значилось, что он коммунист (!) со стажем.

Потом Николай то становится советским пропагандистом, то впадает в немилость власти. После лагеря снова рвётся строить коммунизм, но в итоге всё равно становится «врагом народа».

Яблоко от яблони

Часть II – личный дневник и письма Володи, сына Николая. Такой контраст после первой части! Вообще после прочтения «Неизвестности» начинаешь думать, что гены не играют никакой роли. Что дело не в «тесте», из которого сделан человек, а во времени, в котором он живёт. Воспитание, среда – вот что определяет личность.

Герои книги — близкие родственники — вообще не похожи. Мысли Николая были заняты тем, как вовремя вспахать землю, где достать скотину. А записи его сына Владимира, которому промыли мозги в советской школе, — о преодолении себя (в холод школьник проходил десятки километров, чтобы тренировать выносливость), о воспитании в себе истинного коммуниста на примере Павки Корчагина.

Если Николай умалчивал какие-то факты ради блага близких, то Володя, говоря простым языком, был «стукачом», считая, что поступает благородно. Николай сгинул в застенках НКВД, а его сын пошёл туда служить. Володя повторял, что сын за отца не отвечает, и идеализировал Страну Советов, оставившую его без отца. А сына Володи, Антона, советский суд приговорит к расстрелу.

Минусы

Чем ближе повествование близится к нашим дням, тем менее интересно читать — наверное, потому что я лучше представляю себе этот период. Самая скучная и затянутая — часть V, где рассказчиком выступает художник и рекламщик Виктор, внук Николая.

Меня не покидало ощущение, что прототип Виктора – сам Слапаковский, поэтому он с таким усердием и выписывает эту часть. Автор и не особенно скрывается – его Виктор тоже живёт в Саратове, а потом переезжает в Москву, разница в возрасте героя и писателя – год.

В издании мне не хватило иллюстраций. А именно псевдо-фото героев (существуют же технологии для создания «старинных» фото?) Как в «Доме странных детей». Если бы такие снимки были, купила бы бумажное издание.

Итог

Несмотря на затянутость V части, рекомендую книгу всем, кто хочет прочувствовать 100-летнюю историю страны через погружение в судьбы отдельных людей. Если у вас совсем мало времени, непременно прочтите хотя бы части I и II (рассказы Николая и Владимира) – они, на мой взгляд, самые сильные. Кстати, изначально часть I была была опубликована в журнале «Знамя» как самостоятельное произведение.

Я читала книгу в смартфоне через приложение Bookmate. Если планируете читать с компьютера, то можно вот тут.

8 из 10.


P. S. Ещё 100 лет назад и даже позже всё определял естественный отбор. Все мы, ныне живущие, — потомки тех, кто дожил до взрослого возраста (в «Неизвестности» много детских смертей). Вроде бы это логично и естественно, но становится страшно, когда задумываешься, что через всё это прошли не абстрактные люди из учебника истории, а лично твои предки.

Кажется, раз они были сильными, то и мы должны. Но лично я — слабая. Очень. Я бы не выдержала и 1% из того, что выпало на долю моих пра-пра. И тут возвращаешься к мысли о приоритетности среды над генами. Сейчас другое время. Я благодарна судьбе, что ни я, ни мои родители не знали того ужаса, который выпал на два предыдущих поколения.


P. P. S. После прочтения романа «Неизвестность», я задумалась о судьбе своего рода. У меня не как у Смирновых – я не ношу фамилии предков, которые жили 100 лет назад. В одном из следующих постов расскажу историю своего рода. Там тоже всё как в страшной сказке.

Делитесь в комментариях названиями книг, которые вам понравились в последнее время!

«Неизвестность» Алексея Слапаковского. Роман века 1917-2017: 3 комментария

  1. Из последних прочитанных книг зацепили две совершенно разные — «Жареные зелёные помидоры в кафе «Полустанок» Фэнни Флэгг и «История Лизи» Стивена Кинга) обе рекомендую по разным причинам. Первая лёгкая, жизнеутверждающая и подходит для дождливого выходного, вторая же будоражит и интригует)

    Нравится 1 человек

    1. «Помидоры» я читала) Классные. И фильм по ним видела — тоже хорош, хотя я иначе представляла героев при чтении. «Историю Лизи» прочту. Это же роман, не рассказ? У меня Женя фанат Кинга.

      Нравится

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s